Опричная романтика

В нелепом вертепе последних надежд
Застряла гирька часовая,
Цепью горло сжав кукушке.

Мольба немым лучом
Закрытую коробку залила,
Призвав на обсуждение невежд.

Кукушка дёргалась, стеная,
Пытаясь клювом цепь распутать.
Тщетно, лишь крылом
Толкнула маятник. Уныло

Качнулся он. И обе стрелки
Напали смело на двенадцать.
Невежды прекратили обсужденье,

Услышав звон застыли,
И с изумлением узрели
Как жердочка вернулась в домик,

Кукушку выдернув на волю,
И принудив опять работать
Каждый час.

(no subject)

Моему поколению, пожалуй повезло (или не повезло) взрослеть в эру техно. С одной стороны мы успели застать формирование стилей и подстилей электронной музыки, основы для которой были заложены ещё в 70ые, когда мы на горшках читали сказки про доброго дедушку Ленина, а с другой, когда все стили сформировались к концу 90ых, техно впало в застой, причём выхода из которого до сих пор нет. Конечно нам в плане музыки абсолютно легко общаться даже с совсем юными, потому что то, что они слушают не режет нам слух; да и потрясти потерявшими уже упругость телесами нам ну абсолютно не в падлу, что под 80ые, что под современное (только не рэп плииз-его я с тинэйджеровского возраста терпеть не могу) нам несложно. Но вот душа требует чего-то нового, интересного, задорного, чтобы сжимало под ложечкой и мурашки по спине. А нету. Спасибо старичкам, что иногда выпускают что-то новое в старом стиле. Да и можно в инетер слушать целые альбомы тех групп, которые вызывали восторг в мололодости, когда все альбомы было невозможно найти, а базы инета ещё были почти пустыми. Грусно, когда хардкор рэйв середины 90-ых перекочевал в наше время под названием агротехно (с сельским хозяйством не имеет ничего общего, скорее наоборот). Единственное новшество-огромное количество поющих по немецки, но тенденцию и прорыв ещё Раммштайн заложили, опять же в 90-ые. Хочу новизны, хочу эксперименты. Что придёт на смену электронике?

(no subject)

Когда неизвестно в каком поколении плебей рассуждает о себе, таких же плебеях как и он сам современности и ушедших времён, то есть, когда плебей с умным видом, сдабривая напыщенными словесами своё мутное плебейское болото ворочает корявой палкой, то подобное, конечно, забавно наблюдать со стороны, добродушно качая головой и цокая языком, когда плебей выискивает удачную словестную форму. Или же с умным видом, как у мартышки, выискивающей банан, пытается сравнивать "культурные пласты" своего болота с окружающим миллионобразием наследия мировой культуры, причём пласты эти состоят из пары писателей, переведённых на иностранные языки и, за неимением конкуренции ставшие этакой обёрткой-витриной родины плебея, или же одного, от силы двух композитров-классиков, хоругвией неся пред собой. То это забавно. Но, что по настоящему мерзко и достойно жесточайшего наказания это, когда плебей, заглядывая за пределы своего болота пытается закидывать своей смрадной грязью соседей.

(no subject)

Обратить кого-то в свою религию на самом деле совсем несложно. И речь идёт совсем не о переубеждении или попытке изменения мировоззрения человека. На самом деле создание религии и, главное, поиск и нахождение последователей основано на простом принципе взаимоотношения матери и ребёнка. В данном случае пророк-гуру-мессия любимый ребёнок, а его последователи-матери, для которых любое действие любимого чада-манна небесная, будь то пук или отрыжка или же истерика с потоком слёз-всё благо и благая весть. Вопрос превращения обычного человека в любящую матерь относится к разряду вопросов влияния мимичных образов на подсознание. Подтверждением этому является повсеместно довольно подробное описание детства божеств, пожалуй, во всех религиях. И это при том, что если ты-божество, то на фига тебе эта глупая фаза беспомощного детства,  когда ты слаб, нем и лишён каких-либо прав? Кроме намеренного вызывания чувства умиления у возможного сторонника религии данные части священного писания, пожалуй, ничего и не несут. Зачатки современной религии-интернет тоже не избежал подобной участи. Достаточно погрузиться в бесконечный мир котят и щенков, которые, тут я почти на сто процентов уверен, по количеству образов и видео наверняка переплюнут даже порнуху. Будущие последователи новой религии будут жить в интернете в своих кавайных, мимишных автарах, уведенных из манги или просто вешая фотки котят и щенят. Написал это и залюбовался своим аватаром.

Не тот поворот

Сразу за хребтом, словно выростая на глазах возникла долина с загзагообразной змейкой горной речушки и, похожими на искуссно сделанный макет сказочного городка, домами. Изумрудная зелень долины ярким мазком художника-имприссиониста сияла на фоне темных, заросших стройными соснами склонов гор, то тут то там нарушенных желтыми пролешинами небольших карьеров. Дорога неровно сбегала вниз, и, проехав ещё буквально каких-то там десять минут возникла желтая табличка городка Вользен на Крайде. Издали казавшиеся игрушечными дома не потеряли и вблизи своей притягательности, радуя взор идиальной белизной стен, рассеченных темно-коричневыми, иногда почти чёрными как сажа балками. Многочисленные небольшие окошки стыдливо прятались за кружевными занавесками и вездесущими ящиками с красной геранией. Въезд в город был выложен камнем, и машина застучав колесами по булыжникам неторопливо двинулась по нарпавлению в центр. На центральной, рыночной площади уже толпился народ, Праздник, похоже был в самом разгаре. Стар и млад, все  внациональных костюмах, заполняли площадь,-кто сидя за длинными столами, уставленными кружками пива и тарелками с угощением, кто плясавших под негромкую музыку и сцены, а кто и просто прохаживаясь из стороны в сторону, не переставая заговаривать со знакомыми и друзьями. Однообразный гул толпы внезапно прервал звук колокола, доносшийся внезапно или с башни ратуши или же из колокольни небольшой церквушки по соседству. Эхо, ударившего лишь один раз колокола уже затихало, растворяясь в двух-трёхэтажных домах, окруживших плотным кругом площадь. Люди, словно загипнотизированные мягким колокольным звоном замерли и и как один повернули свои головы, уставившись немигающим взглядом на приехавшую машину. Двери неслышно распахнулись и из машины показался немолодой мужчина, довольно рослый и плотный с сияющей под солнцем лысиной. Он неспеша потянулся, с интересом поглядывая на местных жителей, похоже не удивляясь внезапно повисшей над площадью тишине. Никто из присутсвующих не пошевелился, продолжая следить за лысым мужчиной чёрными точками немигающих глаз. Мужчина громко кашлянул и довольно бодрой походкой прошагал к столу.
-Итак,- громко сказал он.- Не подскажите ли вы, как мне проехать в Мюнхен?
Сильный саксонский акцент заставил всех вхдрогнуть, а некоторые особенно пожилые люди, казалось даже специально напряглись, чтобы попытаться понять сказанное. В тишине, которая казалось приняла почти осязаемые формы, внезапно раздался скрип сдвигаемого стула, и с другой стороны стола поднялся седой мужчина, судя по внешнему виду и уверенности в движениях занимавший высокое положение в городе:
-Добрый день. Мы-жители нашего славного города Вользен празднуем сегодня его тысячелетие. Не всем нашим согражданам повезло дожить до этого славного юбелея, но большинство, тут присутствующее не только закладывали первый камень, но создавали те жемчужины нашей словесности, которыми богата наша библиотека. Непрерывное развитие языка, а также жажда странствий и, к сожалению, часто вынужденные долгие отъезды, связанные с недостатоком столь необходимой нам пищи, сподвигли нас к тому, что мы являемся, пожалуй самой высокообразованной частью нашего современного общества и, не побоюсь этого сказать, а, точнее даже заявляю со всей ответственностью, возможно и всей планеты. К сожалению, из сказанного Вами нам удалось понять лишь слово "Мюнхен", и , я так понимаю, Вам бы хотелось в него попасть?
Толстяк уже изрядно заскучавший во время произнесенной триады, услышав знакомое слово радостно кивнул.
Седовласый мэр (а это был действительно именно он) в ответ тоже удовлетворённо кивнул и сказал, озаряя отраженным в острых клыках лунным светом:
-Поздравляю! Вы уже приехали.
А через час столы опять ломились и пиво лилось рекой, и молодёжь танцевала без удержу, а старики беседовали и громко смеялись. Раз в сто лет знак с указателем "Мюнхен", находившемся за несколько десятков километров от затерявшегося в горах городка неизвестная сила поворачивала на незаметную дорогу, и праздник города никогда не оставался без десерта.

Навеяло анекдотом старым: Вуйко з Полоныны стоит с обрезом на перекрестке и машины останавливает. -А куди це ви їдете, шановний добродію?-Та ось до Львова їду-Ну доброї Вам дороги. Как внезапно- Во Льво еду.Щелкает затвор обреза-Та злізай. Вже приїхав.

(no subject)

Читать и перечитывать Клиффорда Саймака это как в холодную тёмную зиму забраться под тёплое одеяло и дремать под рассказываемую кем-то сказку крепко обнимая любимого плюшевого мишку.

(no subject)

Хоть и стараюсь избегать темы политики тут, но сегодня как раз тот день, чтобы сказать. Итак я черезвычайно горд тем, что прекрасный, хоть и неприятный опыт молодости вывел меня к послетридцатилетию на тот уровень, когда я смело могу сказать: "Я разбираюсь в людях". Когда уже хрен знает сколько лет назад Энджи выбрали канцлером, я считал это концом Германии. И все последующие годы перевыборов её, никак не поколебали мою в этом уверенность. Признаюсь, я немного перегибал палку и со временем, моё отрицательное отношение к ней стало более сглаженным и немного менее отрицательным. В первую очередь это было связано с финансовым кризисом и почти безболезненным выходом из него Германии. Хотя многие утверждают, что катастрофу просто отодвинули. Но поживём-увидим. А знак "минус" по отношению к ней абсолютно не поменялся. Особенно, когда она помогла перебить партнёрство с НАТО, что потом перелилось в войну с Грузией, которую она тоже "сглотнула", что в свою очередь запрограммировало то шо маємо. На 2014 год было бы вполне достаточно, чтобы во всей Европе только одна Германия полностью вывела бы всё производство и перекрыла газ по всем направлениям, чтобы на той стороне очень серьёзно задумались, причём не было бы и возвращения совкового заповедника в родное болото. Высказывание озабочённости назвал бы дон Хуан-вершиной ничегонеделания. Мне даже кажется, что любые официальные высказывания озабоченности различной глубины и ширины даже несколько раззадоривают и мотивируют на развитие ситуации. Все дальнейшие шаги, точнее их иммитация ничего бы не дали, а то что сейчас начинаются реверансы в сотый раз подтверждают, что Европа ничему не научилась. Даже в на олимпиаду 80 западные страны вели себя более сплочённо и вразумительно чем сейчас. Но Адольф не научил, может научит другой.
И да, будучи избирателем я, пока ещё, не ошибался.

Как я устроил себе лучшее лето (63) https://spacetime.livejournal.com/377854.html

Слегка не по себе, всё-таки, писать о лучшем лете, когда оно вот тут, прямо за окном. Честно говоря, как-то и не припомню даже, когда почти с самого конца весны была жара, и не один-два дня, а почти три недели. А сейчас вообще идеально 24-26 градусов, солнце и легкий ветерок. Жёлтая хвойная дрянь - пыльца уже давно смыта дождём. Поречка скоро заставит морщиться от кислинки, а травы-пряности ещё чуть-чуть и дорастут до стола или плиты.
Лето - одна из самых неоднозначных и непостоянных пор года. Кто-то любит жару, кто-то её проклинает. Кто-то делает и то и это в течение одной недели. Много дождя - катастрофа, нет дождя - конец света. Жара за тридцать - нечем дышать и голова варёная, ну а летом 18-это же ненормально! Но хватит лирики, а то где-то громко заблеяли "свои" бараны...
А баранов этих столько, что и выбрать тяжело, о котором из них рассказывать. Я вообще как-то никогда не связывал степень приятности воспоминаний с каким-либо временем года. Помню ещё, что июнь был всегда холодный и дождливый, а август можно было выдержать, лишь живя за городом или уехав на море. Были две по-настоящему классные смены в пионерлагере на море в том возрасте, когда определённая степень самостоятельности и критический взгляд на жизнь позволял вполне взаимовыгодно сотрудничать с окружающей действительностью. И первая любовь, а потом через год и вторая... Но эти лета были всё- таки полностью самосложившиеся, слегка устроенные кем-то, но устраивание это было сродни лёгкому толчку, а дальше они катились сами по себе, пробивая колею, и лишь пейзаж мелькал за окном.
В действительности же летоустраивание случается или случайно, когда внезапно дождливая холодная погода сменяется на плюс 23-26 и светит солнце, и лазурное море накатывает спокойными волнами на гальку и даже в демисезонной одежде так жарко, что её даже в руках нести неприятно. Так было в феврале в Антибе. Или же, когда есть время и деньги, то  можно поехать туда, где во время нашей зимы жарко. Или, что, кстати, тоже хочется сделать, поехать в другое полушарие, где привычные нам зимние месяцы-летние. Можно устроить лучшее лето, если пойти в саунный комплекс, желательно с огромными панорамными окнами на большое озеро. И, чтобы солнце светило, а голые деревья казались тенью облаков на горизонте. Нет. Не могу вспомнить, чтобы я себе сам лето устраивал, как-то не получается у меня управлять стихиями. Зато самые приятные воспоминания остаются, когда оно просто вдруг приходило и приводило в восторг, и хотелось вновь бегать голяком по речному песку, и, чтобы волосы выгорали до белизны, а не седели год за годом всё больше.
Наверняка можно себе устроить лучшее лето летом, но, может, таковое уместней всего зимой?

Послесловие:
На самом деле, я действительно больше летний человек, хоть и негативно отношусь к излишней жаре. Но сам факт, что природа живёт, цветы цветут, птицы насыщают воздух своим пением, не надо тратить время на лишнюю одежду, а на улицах и в парках люди вокруг устраивают себе лучшее лето их жизни, прекрасно затыкают рот внутреннему ворчуну. А если не полениться и сходить на все основные карнавальные мероприятия, проходящие именно летом, то по внутренним часам оно может длиться вечно.

Чудеса немецкой раскладки клавиатуры

Когда-то давно, даже утомительно вспоминать-насколько давно, имел я такую привычку, ставшую, пожалуй даже серьёзной зависимостью, постоянно сидеть в чате. Вообще моя любовь к чатовскому общению имеет очень давнюю историю. Не ошибусь, если скажу, что мой первый чатовский опыт лежит где-то в районе 1996-1997 года. За это время я сменил, наверное, три-четыре чата. Конечно же тема чатов была всегда одна и таже. Как говорится, "у кого что болит". Первый более ли менее популярный гей чат (политическо корректно стоило бы называть гей-лес-би, но лесбы мне не особо интересны, а би-это вообще для людей, которые сами не знают, что хотят) был в каких то розовых тонах с медленным обновлением и находился на какой-то чатовской платформе под доменом бисиин или тип того. Там тусила первая молодежь,имевшая невероятное счастье в виде доступа в инет. Виндоуз тогда не имевший раскладки кирилици и ещё не знавший и в помине о таких выкидонах как виртуальная клавиатура, можно было слегка "подровнять" специальными программами-"руссификаторами" или же набивать по-русски, но латинскими буквами. Priblizitelno wygljadelo eto tak. No so wremenem glaza priwykali i k etomu. Называлось это транслит. Транслит имел привычкой выдавать с поторохами познания человека в иностранных языках. То есть уже по транслиту можно было вычислить учил ли чел инглишь (как подавляющее большинство тех кто имел доступ в инете) или же другие языки. Могу лишь с уверенностью сказать, что французский вариант транслита мне как-то не посчастливилось наблюдать. И и те, кто знаком с правилами написания в этом языке наверняка улыбнулись и кивнули головой, ведь написать короткое слово на русском во французском транслите займёт чрезвычайно много времени. В нулевых движки чатов, да и скорость инета достигли такого уровня, что дабы ничегов  чате не упустить приходилось не отрываясь следить за ним, и постоянно успевать вставлять и свои пять копеек, дабы не потерять популярность и "влияние". Тогда то я впервые и обнаружил, что если забываешь переключить раскладку клавиатуры, то привычные русские слова превращаются в забавный неизвестный язык. Поэтому под этим тегом я решил сохранять подобные лингвистические приколы.
 Итак прикол первый: üjhjij-хорошо-йуйхйий