(no subject)

Проснулся утром под мягкий шелест дождя в панике. Я в аэропорту обнаружил, что не взял с собой э-бук в отпуск. Ужас и шок от содеянного немного сглаживал лишь тот факт, что с собой был смартфон, с которого тоже можно читать.
Но все равно, присниться же такая мерзость!....

Приснится же

Добрые нео-зеленые, погубившие свою планету и поэтому пытающиеся смыть с себя этот грех, прилетают на Землю с целью очистить её от людей и их результатов жизнедеятельности. Земля просто была на очереди. Им жалко людей, но экосистема намного важнее. Культура и искусство цивилизации сохраняется в цифре. Люди катологизируются в статистической форме. Уничтожения вплоть до следов ДНК. Повествование от первого лица, но не я, я как бы просто вижу всё его глазами.
Забавные запомнившиеся моменты:
- Попытка спрятатся под синей кухонной клеенкой-скатертью в окружении какой-то мягкой мебели, но с ноутом и возможностью  что-то смотреть и слушать, пока идет уничтожение городов
-Как положено сгущаются тучи, потом расходятся в кольцо, из которого появляется железо с лучами, бъющими вниз.
-Маленькая полоска пляжа, якобы на море и люди загорают в шезлонгах-все лицом к морю. И смотрят за разрушением ими созданного
-Инопланетная девица с фиолетовой кожей и коктейли с ней, вызывающие у неё уйму восторга. Многочасовые беседы с целью понять и выучить/исследовать человечество. Любовь-морковь-секс и тем ни менее главный герой погибает со всем человечеством.
Планета очищена.

П.С. Интересно, вроде бы и фильмы подобной тематики, да и книги тоже уже сто лет не юзал и тут на тебе, почти Эммерихь, только пафоса не хватает. Уж сильно по бытовому как-то. Возрастной иммунитет на эмоции?

(no subject)

Навеяло историей http://chingizid.livejournal.com/1918271.html и последующим http://chingizid.livejournal.com/1918644.html.
Неужели нужно умереть, чтобы тебя полюбили?
Неужели не понятно, что срубив дерево, Дед, в общем то спас от отравления, а то и чего хуже тех неблагодарных людей.  Их отношением к его поступку они негативно зарядили их. А ядовитое лучше убрать, от греха подальше.

Мирры Инныя

-Токмо бы опрокинуть бы по маленькой. Так сказать, опорожниться внутренне, да и внешне не мешало бы.
Петрович намеренно с хитроватым прищуром глядел не моргая на блюдо, до верхов заполненное отборными чунгарскими хомяками.
-Потом подопрокинешь,-зло, с нескрываемым раздражением произнёс Яков Свиридович, помешивая соломинкой заморское пойло яркого, как глаза у жены его Марты, синего цвета.-Сначала изволь дело закончить, а тому и награда причитается. Эй,я прав, граф?! Яков Свиридович явственным движением пихнул кого-то ногой под столом.-Опять нажрался, свинья,-сквозь зубы прошипел он, приподнимая края пожелтевшей от табака скатерти.
Фон Гроххен вяло что-то прошептал в ответ на вопрос ногой и вновь засопел, присыпаясь веером кружащимися в удалом баварском танце ситцевыми юбками дорогой сердцу, и не токмо оному, Эльхрильды.
Петрович переминался с ноги на ногу, тщетно ожидая запрошенную подачку, но с каждой секундой всё явственнее понимал, что вот сейчас ему уж точно ничего более не перепадёт. "Сволочи коронованные,-подумал он, выходя и низко кланяясь.-Вот бы на рогатину вас обоих" На пороге смеркало, над опушкой уже блистел тонкий серп молодой луны. "Хорошо, что ловкость не утерял ишо.-Улыбнулся своей проворности и прозорливости Петрович, достав из кармана, ловко уведённого с блюда хомячка и подставляя его золотистые подрумяненные бока молодой луне.-Снизойди благодать!" -протрубил зычным голосом Петрович, резко вскидывая мозолистую руку и подставляя нежному свету луны хомячка. Тот вспыхнул ярким светом, обратишись в пыль. Петрович помял её натруженными пальцами, приставил к ноздре и зычно втянул в себя черный прах деликатеса. В голове тут же зашумело, и Петрович упал на подкосившиеся колени. Приход был как всегда сильный, но недолгий. Получив новую инструкцию, Петрович поднялся, отряхнул высохший конский навоз с колен и бодрым шагом направился к телеге, на ходу мысленно указывая ей путь. "Через пятьдесят метров повернуть направо"-прогрохотал голос со стороны оглобли, когда телега тронулась.
Великие тайны ждали Петровича впереди, неизведанные губернии, дивные люди и сокровенные звери и птицы заморские.

Сны Миклаира. Реальность (4)

По правде говоря, ночь прошла не только в разговорах. Точнее детали разговоров мне как то особо и не запомнились. Всё таки сложно сосредоточиться на восприятии информации, когда находишься на минном гормональном поле. Когда в колодце двора захлопывающие за приходяще-уходящими жителями двери стали сопровождаться утренним пением птиц и мы наконец-то уснули, мне приснился сон.

Я волчком кручусь в водовороте. Он засасывает меня внутрь, но мне не страшно, а наоборот тепло и приятно. Внутри тьма сменяется мягким желтоватым светом, в котором проступает, словно формируясь из него садовая ратановая мебель. На двуместном диване сидит полная, почти огромная женщина-эдакая Матрона перед самоваром с классическим чайным блюдцем. Меня волной подталкивает к ней. "Присаживайтесь, молодой человек"--с небольшой хрипотцой говорит она, взглядом указывая на кресло рядом. И конечно же, я сразу сажусь. Иначе во снах ине бывает. Даже не припомню, чтобы хоть когда-нибудь видел сон,  в котором от чего-то отказываются. ""Самогону хотите?"-она подала мне фарфоровую чашку с синими разводами. "Не откажусь". Я глотнул из чашки, поувствовав вкус скорее граппы чем обычного деревенского самогона. Хотя, если подумать-весь крепкий алкоголь-самогон. Только один раскручен маркетологами и вышел в массовое производство, а другой бабка втихоря продает для улучшения своего уровня жизни. Самогон вызвал приятное расслабление, но добавил ясности в голове.
Дама подождала пока  пока я сделаю еще один глоток и начала рассказывать:
-Думаю, что в этом состоянии тебе будет намного легче воспринять то, чтоя  собираюсь тебе рассказать. Ну и , кроме того, Маттиас итак всё наизусть знает и в любой момент будет готов отвтетить тебе на любые твои вопросы, если что-то позабудешь или захочешь ещё раз услышать.
У нас уже очень долгое время не хватает одного соблюдателя. Нет. Я не ошиблась и не перепутала именно соблюдателя. Это наблюдатель и соглядатель и тот, который блюдёт наши нормы. Для этой работы очень важно место рождения и место проживания. ты родился там, где в изначальное время жили предки тех, кто потом пришёл туда, где ты живешь и соединили оба этих места воедино. Думаю ты и сам иногда удивлялся, почему тебе в этом городе столь же хорошо, как и было дома. Дело в том, что некоторые города так же как и люди могут состоять в семейных отношениях. И в результате этих отношений появляются определенный тип людей, с особыми способностями. позже со временем ты познакомишься с ними. Точнее они сами по себе тебе себя представят (Она улыбнулась сказанному и сёрбнула с блюдечка самогон). К сожалению такие "продукты любви" городов друг к другу появляются не часто. Мы и сами не знаем с чем это связано. Наверняка причины следует искать и в родословной и в сочетании звёзд. Да и вообще мало ли в чём ещё? В результате появляются соблюдатели, и они нам чрезвычайно необоходимы, особенно последнее время, Дело в том, что наш мир постепенно материализуется. И для его легализации особенно важно, чтобы не произошёл конфликт. Ведь, если для нас Ваш мир что-то абсолютно обыденное, обычное, то наш мир для Вас это даже не сказки и легенды, а нечто большее. Когда познакомишься с ним поближе, тебе будет лучше понятно о чём я говорю.
Поэтому, думаю, не буду загружать тебя разными глупостями, а приступим сразу к главному.
Маттиас, когда он проснётся, отведи его сразу к Ахмету, на утренний фалафель...


И я проснулся.

Сны Миклаира. Реальность (3)

К сожалению, душ не привел меня полностью в чувство. Мысли наперегонки устраивали чехарду в моей, далекой от ясности, голове. Решив, что не имеет смысла торопить события и, уж тем более, попытаться разобарться в этой немного странной ситуации, я оделся и вышел.
Внизу у парадного как всегда толпилась разношёрстная толпа, покупавшая со стендов на стене в парадном разную турецкую бижютерию. Продавец-милая женщина-турчанка, как всегда поздоровалась и сказала покупателям, чтобы дали мне пройти. Кстати, несмотря на постоянное, за исключением воскресения, неудобство протискивания и маневрирования между загипнотизированными турецкими дешёвыми поделками потенциальными покупателями, торговля в парадном имела свою положительную сторону. Во-первых, в доме, как и в домах внутренней части не шастали разные непонятные личности. И во-вторых, каждый вечер продавцы убирали в парадном, и поэтому это было в общем-то наверняка самое чистое парадное в Кройцкёльне.
Втиснувшись в толпу, окруженный запахами пекарни рядом и дёнера впереди, я быстро зашагал к станции метро. Площадь с фонтаном перед Нойкёльнской ратушей была украшена радужными флагами, под которыми как воробьи на заборе сидели девочки в плотных платках, обтягивающих лосинах и розовых кросовках. Группами прямо рядом с ними сидели мужчины в помятых костюмах и кепках, курили, переговаривались и жестикулировали. Толстые матроны внимательно изучали визжащих детей, носившихся перед супеньками Ратуши. Рядом, истошно сигналя проехал свадебный кортеж, на который как всегда никто не обратил внимания. Молодёж громко смеялась, рассматривая что-то в телефоне. Из метро навстречу мне поднялся инопланетянин-очень худой мужчина или женщина в красочном костюме из алюминиевой фольги. Он всегда всем улыбался и часто совершал свои рейды по поездам метро в этой части города, собирая мелочь у поражённых таким внешним обликом гостей города и туристов, ехавших в аэропорт Шёнефельд. Безобидный, не вызывавший негативных чувств классический житель этого сумасшедшего и прекрасного города. Услышав шум поезда на том месте спуска в метро, когда еще не видно -подъехал ли поезд в твою сторону или же в противоположную, я неа всякий случай прибавил шаг, когда меня внезапно одернули за руку. Движение было очень нежным, почти незаметным, мне даже показалось, что я просто зацепил чью то куртку или сумку. Я обернулся, элиен, стоявший на две ступеньки выше меня улыбался и что-то протягивал мне в руке. Опешив я протянул сему свою и мне на ладонь упала монетка. Иноплянетянин моргнул, буто очнувшись от сна, повернулся и быстро исчез в толпе, поднимавшихся наверх. Не спув понять произшедшее, я быстро зажал монетку в кулак и бросился к ближайшему вагону, пока не захлопнулась дверь. Когда поезд тронулся, и я, прижавшись бортику у выхода сумел наконец-то раскрыть ладонь, то увидел в ней абсолютно новенькую монетку достоинством "одна копійка". Сердце громко стукнув о рёбра, резко ухнуло вниз, Лоб покрыла испарина. "Но откуда здесь у него эта монета? И откуда он мог знать, откуда я?" Я достал кошелеки сунул её туда. Очнулся я лишь , когда прозвучало название моей остановки.
Всю рабочую смену я был сам не свой. Какая то хаотическая смесь страха, ощущения нереальности и неприятные посылы от собственного мозга насчёт так внезапно наступившего помешательства, на удивление не мешали мне работать. Клиенты весь вечер были на удивление вполне себе нормальными, шутили и улыбались, да и на чаевых не жалели. Переодически перебрасываясь ничего не значащими фразами с коллегами, я не заметил как наступила ночь и мне пора было возвращаться домой, где мне ждало....А вот, что меня ждало, я тогда не мог даже и догадаться. Да и сейчас, вспоминая тот день, мне кажется, что с самого начала любая моя догадка или же попытка предсказать случившееся была обречена на неудачу. И это, несмотря на то, что, как потом оказалось мнея со всех сторон окружали подсказки, причём не отдельные, а вполне себе таким очень плотным слоем. Но, как оказалось, часто столь отчётливо виденное вблизи отвлекает от взгляда вдаль.
Только потом я вспомнил, что в тот вечер постоянно копошащиеся в гравие на путях метро мыши, в перерывах между проходящими поездами искавших кусочки съедобного в тот вечер будто испарились. На выходе изметро было чуть менее оживлённо, чем днём, но тем ни менее было ещё много народу. Я открыл ключём дверь в парадное и было направился сразу к леснице наверх, как сзади послышался голос: "Подожди, пожалуйста" Я обернулся и увидел Маттиаса, он стоял в проходе, придерживая дверь. "Шёл почти сразу за мной. Но почему не откликнул на улице". Я сошёл с первой ступеньки, подошёл к нему и протянул руку, но он вдруг, даже не глядя на неё, отпустил дверь, прижался ко мне и поцеловал прямо в губы. "Ты себе даже представить не можешь как долго я ждал тебя" Лишь спустя некоторое время я понял, что он обращался ко мне на моем родном языке.

Сны Миклаира. Реальность (2)

На улице было тепло. Солнце уже потеряло основную силу и мало-помалому начинало ниспадать в свои тартарары,-это говоря лирически, или же просто заканчивать свой дневной цикл. Внизу стоял непрерывный шум, столь свойственный довольно напряжённой улице. Херти напротив продолжал свой каждодневный, за исключением, воскресения, ритуал поглощения, переваривания и извержения из себя покупателей. Внутрь ныряла разношёрстная публика нойкёльна-тётки в черном, похожие на готических матрёшек, вальяжно следовали за солидными мужиками с сигаретами во рту, перед собой они толкали коляски, заваленные пакетами с покупками, их окружали плотной стайкой группки детей, постоянно наматывающих круги вокруг родителей, где-то в толпе мелькали пожилые немцы и стройные высокие арабы, кто в джинсах, кто в свободных штанах, похожих на льняные шаровары и рубашка, спускавшихся, у кого до колен, а у кгог почти до тапочек на босу ногу. С высоты четвёртого этажа было нелегко рассмотреть лица, поэтому многие казались вполне симпатичными. Очередная группа стала прямо перед входом в торговый центр, поговорить, полностью перекрыв путь остальным. Народ направился к другим дверям, создав пробку. Очередной опаздывающий проехал на красный, наверняка знал, что ни камеры ни полиции на этом светофоре никогда не было. У одинокого киоска с немецким фастфудом застыло несколько фигур, попивающих пиво под вареную сосиску с горчицей. Снизу доносился плачь детей и звонки велосипедов, подпрыгивающих на неровностях. Я вернулся к компу, посмотрел, что он еще грузит антивирусы и защиту, скучающе пошевелил мышкой, будто бы это было способно ускорить его работу и заранее щелкнул на иконку браузера. На удивление он сразу же загрузился, и я вбил адрес гейромео, заполнил данные входа и, после загрузки страницы, сразу же вбил никнейм в поисковик. На удивление на его профайле не было ни фото, ни почти каких-либо заполненых данных.Даже стандартного "Я не такой как все" не было. Кстати, судя по интернету её пишут как раз самые обычные, ничем не выделяющиеся "такие как абсолютно все". Мне это не понравилось. Не могу сказать, что я был слишком расстроен, хотя мне было бы приятно освежить в памяти его лицо. Конечно, если бы я при поиске попал на подобный профайл, то ябы даже не заглянул в него, дабы почитать. Единственное, что было заполнено-возраст и "габариты". Возраст меня сильно удивил, так как тогда в клубе ночью я был более чем уверен, что он меня минимум на пару лет младше, а не старше, как оказалось на самом деле....На самом делел ли? На подобных сайтах для съема врали сплошь и рядом, часто даже не ленились и ставили фотки  красавцев с порносайтов, с надеждой, что если не в реале, то в виртуальном мире закидают непристойными предложениями. Есть такой, чрезвычайно распространенный тип любителей жить лишь виртуальной жизнью. Мне иногда даже кажется, что они и без мастурбации обходится могут, что им вполне достаточно, кому то поморочить голову, довести бесконечную переписку до встречи в реале, а потом сообщить о какой-то внезапной смерти любимой кошечки и соскочить с общения, переключившись на очередную новую жертву. "Ну ладненько,-подумал я.-Попробуем что-то написать". Я нажал на строку сообщений и ввел:" Привет. Не знаю, запомнил ли ты меня, но мне говорят, что ан фото я выгляжу как в жизни. Я сегодня обнаружил твою визитку и захотел написать тебе. Если ты не против, ответь. Не обижусь и на короткое "нет"" Отправив сообщение, я пошёл к холодильнику за второй бутылкой пива. Открывая её, я услышал как компьютер звякнул, сообщая, что я получил сообщение. "Ого, так быстро. Неужели совпадение, и он был в сети? Но вроде профайл был стопроцентов оффлайн..." Я нажал на сообщение:" Привет! ты не поверишь, я жду твоего сообщения второй день. Даже сегодня ночью несколько раз вставал и проверял. Понимаешь, особеннов чера мне стало понятно, насколько случайной, но крайне важной была наша встреча...." Я хмыкнул-для одной части тела эта встреча может снова стать чрезвычайно важной, судя по чувствам, всколыхнувшим во мне во время чтения. Перд глазами крутились воспоминания даркрума, причем не зрительные образы, а именно тактильные, касания, запахи, тепло тела, чувства, которые казалось во время процесса разбухали как губка, впитывающая воду и потом внезапно взорвавшаяся феерверком в тысячи звёзд. Мне стало неудобно сидеть. Я отпил холодное пиво, дабы охладить свой пыл и продолжил чтение:" Дело в том, что еще неделю назад ко мне во сне пришла мысль сделать эту визитку, я даже знал, что именно написать в ней и какие данные дать о себе. Причем во сне, да и после пробуждения я абсолютно был уверен, что она мне понадобится только в одном экземпляре. Представляешь?! Я знал, что ты будешь единственный, что мне не придётся искать и выбирать. Мне до сих пор не верится, что ты написал. мне тебе нужно так много сказать, что я боюсь, что ты уйдешь, не дождавшись моего ответа. Пожалуйста, напиши мне, что ты еще никуда не уходишь!" Я тут же написал "Я тут. Но уйду на работу через час" ОТвет пришёл моментально:" А ты не против встретится? Скажи когда тебе удобно? В любое время". Мне действительно хотелось встретится. Как правило, особенно после такого "секса" я почти даже не запоминал тех с кем что-то было, но пока я читал первое сообщение тот парень-Маттиас-вспомнил я...надо же тоже на Эм...всё ярче вырисовывался в моей памяти. " Я не против. Работаю я каждый второй день с восьми до одиннадцати. Напиши, когда ты хочешь ко мне придти". Слегка суховато, лишено эмоций, в противовес тому, как писал мне Он, но эмоции никогда не были моей сильной стороной. Я, конечно , не был чёрствым сухарём, но излишние заламывания рук и вой на луну как-то не вязались у меня с образом человека разумного. Мне внезапно стало очень понятно, что я допиваю второе пиво. Я быстро встал и ушёл. К тому моменту, когда я вернулся, на экране высвечивались два соообщения:" Если ты и правда не против, я приду тогда к тебе в полдвенадцатого. Ты ведь наверняка рано не ложишься" и второе "Адрес твой я знаю. Только не удивляйся этому, я тебе всё объясню, когда встретимся. Ты себе представить не можешь, насколько я счастлив, что всё так складывается. Поверь, этому есть простое объяснение. Я надеюсь, я тебя не сильно испугал. До скорой встречи" Странное чувство, которое возникает в момент, когда собеседник накручивает интригу что-то не досказывая, посетило меня, но не вызвало беспокойства. У меня вообще сейчас было такое состояние, как будто всё происходящее происходит не со мной, а с кем то другим, а то и просто на телеэкране. Я пошёл в душ и стал собираться на работу.

Сны Миклаира. Реальность (1)

"-Где-то я такое читала.-Конечно! Все истории очень похожи друг на друга. А уж тем более истории фантастические, нереальные и сказочные. Но, запомни, всё что ты читала, видела и/или слышала-это чужие истории. Эта же, что происходит с тобой, она-твоя, личная, и, поверь мне, она не будет походить ни на какую другую!"  Из тайного архива Л. Кэролла. Папка под грифом "Беседы Алисы с гусеницей"

-Ну что? Как провёл выкенд? Спал вчера небось до трёх? С кем -то познакомился или опять один проснулся?-Сольвайг выпалила триаду, не раздеваясь влетела в жилую и щурясь от полуденного солнца бесцеремонно плюхнулась на самую слабую часть диванного уголка. Колеса жалобно скрипнули, неуверенно покачнувшись из стороны в сторону, но в очередной раз справились. "Сколько их осталось то этих "очередных" разов",- промелькнула у меня на краю убегающего вослед потоку вопросов Сольвайг мысль. За окном шумела машинами Карл-Маркс-штрассе. Очередной лихач попытался на жёлтом дать газу, отчего колёса как всегда мерзко провернулись и противно запищали.
-Да так, катит в общем. И да. Опять один....вроде...,-наигранно-неуверенно произнёс я. Сольвейг внимательно и серьёзно посмотрела на меня, но, моментально вычислила несерьезность сказанного, улыбнулась  и произнесла тоном ментора:
-Ой, кончай ты все эти технотаблетки горстями пить. Вот уж точно очнёшься в обнимку с каким-то бомжом в ночлежке. Любишь такую романтику?Или похлеще чего....
Насчёт похлеще мне ка-то думать не хотелось, тем более "похмельный синдром" после позавчерашне-вчерашних колёс и правда ещё не прошёл. Было чертовски неуютно и хотелось выпить и пожрать чего-то. Я тебе там кое что принесла,-сказала Сольвей и и ткнула пальцем в сторону коридора. Я поднялся и обнаружил на тумбочке для обуви под зеркалом кулёк, аромат от которого не давал ошибиться в его содержимом.
-Сольвейг, ты чудо!
-Мда. Ты не первый, кто меня так называет,-задумчиво произнесла она.-Но секса от этого у меня не прибавится. Ладно, можешь сразу кушать начинать. Я уже пообедала.
-Ага. Что на этот раз веганский бургер с пальмовым жиром и листьями одуванчика?
-Листья горчат,-Она не любилу эту тему и собственно не была веганом, но мясо ела так редко, что все, и я в том числе любили постоянно подшучивать над ней.-Да. я опять покупала хлеб на рынке Марайник и там же перекусила, и, кстати съела гирос, абсолютно не из сои и с цацики.
-Ну это я почувствовал. Тогда с дёнером и правда была правильнаяч идея.
Развернув, привычным движением и загибая упаковочную бумагу в упаковочную же фольгу, дёнер, я сжал его края пальцами обеих рук и откусил. Сольвейг переключилась на совсем другую тему, давая мне возможность насытиться до описания моего очередного безумного выходного. Она рассказывала в очередной раз как у неё был дэйтинг, через интернет, через портал для холостяков с высшим образованием. О том, как долго она переписывалась, потом встретилась и как ей и её "жертве" после столь бурной переписки не было чего и сказать в реале. Как они неловко заполняли паузы критикой правительства и советами-как вести более здоровый образ жизни, потом ему кто-то удачно позвонил и, он срочно засобирался домой,так как ему надо было срочно вернуться в свою врачебную практику или закначивать какой-то проект-она так и не смогла разобраться доктор он или инженер. И вообще она думает, что, когда она выходила в туалет, он кому-то написал, чтобы ему позвонили. В общем, классическая нелепая встреча, каковых было множество, да и немало будет еще. Я слушал невнимательно, ведь знал, что вряд ли услышу что-то новое и сам обдумывал свой ей рассказ о прошедшем выкенде. Три клуба, последний уже в шесть утра и почти до полудня, когда очередных любителей танцев под химией не выгоняли ярким светом на улицу. Забавно было, что как раз я больше всего именно конец гулянки лучше всего и запомнил. Вообще то, вспоминая те сутки я с грустью понимал, что молодость уже ушла, что потерялась новизна, что все эти выходные повторяются каждую неделю, каждый месяц и из года в год. Разве что всё чаще без секса, илти как в этот раз по быстренькому в даркруме. Правда его я высмотрел еще на танцплощадке. Милый, как всегда светленький с ясными слегка затуманенными танцем, алкоголем или колёсами глазами. Кстати мне вдруг ярко вспомнилось, что он мне еще в карман джинсов сунул свою карточку. Надо будет посмотреть, что там вообще написано.
Когда Сольвайг ушла внимательно выслушав мой рассказ, как всегда поцокав языком сообщила, что когда-нибудь я себя угроблю (До этого "когда-нибудь" вечность и еще пара миллионов миллиардов лет). Я поднялся с дивана, включил телевизор, распахнул дверь балкона, впустив гул улицы в квартиру и, подхватив со столика вторую бутылку пива выбрался на балкон. Закурив сигарету. Я посмотрел вниз, наблюдая за копошением толпы, хаотично перемещавшейся без системы и направления, вливавшейся в магазины и, будто ими отрыгиваемыми, выходили, вливаясь  в толпу вновь. Мелькали кульки, черные платки, яркие куртки, пролетали велосипеды, уверенно маневрирующие между постоянно гудящими машинами. Я взглянул поверх торгового центра, слева от меня сиял гей-радугой логотип магазина дешёвой одежды С и А (дом Советской Армии, как любят шутить восточные немцы, непонаслышке знакомы с погонами армии старшего брата, на которых красовалось "СА"). Солнце ярко светило, справа заходил на посадку очередной пропеллерный самолёт. И тут я осознал, что карточка сунутая красавчиком мне в карман не даёт мне покоя. Затушив сигарету, я по длинному коридору, заставленному по всей длине книжными полками направился на кухню, там я вытащил джинсы из стиральной машины, в очередной раз похвалив себя за лень,-что не включил её вчера. Поморщившись от запаха холодного табака, которыми воняют все вещи уже через несколько минут входа клуба, я помял джинсы, пока не почувствовал твёрдость картонки. Вытащив её наружу, я прочитал "Матиас Понеджялек. Расширение сознания нетрадиционными методами" НИже стоял телефон и почему то ник-нейм на гейромео. Киношно почухав затылок и не дождавшись аваций за театральный жест, я побрёл к ноуту и приподнял крышку, одновременно ткнув пальцем в клавишу пробела. Пока комп стартовал, япошёл опять на улицу курить и думать о "расширении сознания нетрадиционными методами", нов голову почему то снова лез лишь секс, и, конечно же именно нетрадиционный.....

Надпись на песке до прибоя.

-....и да ниспошлёт прозрение на всех нас.-Привычно закончил проповедь Брат Зёрен, смахнув рукавом сутаны пот, воздав руки к небу. Тишина, царившая последние двадцать минут проповеди, изредка прерываемая еле слышными всхлипывания особо впечатлительных и эмоционально перезаряженных представителей его неоднородной паствы, внезапно взорвалась истошными криками "Аллилуя, хвала и велик ОН!" ОН в это время ехидно посмеивался, удобно расположившись в голове Брата Зёрена, разминая затёкшие во время велиречивого марафона суставы, отмечая все недостатки прошедшего действа, с единственной целью впоследствии исправить и улучшить. Выкрики были уже достаточно громкими, по идее даже превысили ожидание. Нехватало однако бъющихся на полу в корчи психически неуравновешаннных и пожилых дам, яростно сверкавших белками закатанных в оргазмическом неистовстве глаз. Да и плачищие дети не помешали бы...Собственно и лающие собаки у палатки тоже. Брат Зёрен в легком прищуре приоткрыл глаза, считывая настроение паствы и прикидывая сколько благородные граждане оставят на этот раз в копилке при выходе. Судя по многозначительным взглядам в его сторону, искупления грехов требовалось многим. Опустив наконец то руки долу, Брат Зёрен ласково провожал взглядом прихожан, некоторым кивая и подмигивая, делая вид, что якобы знает каждого лично и именно его приходу он более всего рад на сей день. Сегодня была пятая проповедь. Ещё две и его священное дело в этой убитой, мещанской обители печали на краю света закончено. " Сколько же вас было-несчесть"-мягко текли мысли в его занятой ИМ голове. ОН в это время с привычным уже чувством выполненной почти идиально работе погружался в послеобеденную дремоту проматывая на ускоренной записи подростковые фантазии Брата Зёрена. Почему то именно они лучше всего способствовали послеобеденной сиесте. Брат Зёрен также испытал внезапно нахлынывшую волну сонливости, но резко тряхнув головой, прогнал её и направился к выходу из палатки. Застегнув на молнию полог, он подхватил коробку для пожертвований и направился к столу за кафедрой. Там, ссыпав содержимое ящика, как всегда не считая -да и к чему их считать то?, его проповеди итак были самыми высокооплачиваемыми в оставшемся мире, открыл рядом стоявшую сумку, достал оттуда большой пластиковый пузырёк с таблетками и потрусил им, ликуя столь любимому уху звукам стука-шелеста последнего причастия. "Скоро уже. Еще два дня и можно на покой"-Эта мысль вызывала у него и ликование и умиротворение, но, особенно тешила самолюбие и чувство приверженности к чему-то невероятно великому и боженственному.
Его обращение произошло как-то само по себе. Собственно Брат Зёрен и не заметил ничего. Просто однажды ночью за окном его спальни внезапно стало очень светло, его сковал страх и что-то неизвестное парализовало его полностью. Словно зажатый меж двух бетонных плит, он не мог не шевилится и не кричать, даже привычная утренняя эррекция как бы застыла мухой в янтаре, не спадая, но ине увиличиваясь.  Переселение ЕГО в его голову происходило как в тумане. Ему казалось, что где-то с правой стороны подул ветер, лёгким дыханием ложась на шею, потом перебравшись на щеку и наконец по мочке уха задувшего в раковину. А потом вдруг в голове сверкнула яркая молния, и он повалился на кровать, погрузившись в глубочайший и чрезвычайно долгий сон. ОН сообщил ему полностью всё во время этого почти 30 часового сна. Расписал миссию по пунктам, обозначил направление движения и сообщил сколько времени это продлится. "Твоя миссия, о избранный, продлится по нашим меркам совсем недолго-лишь какие-то двадцать два столетия по твоим меркам. И , если сейчас у тебя ещё есть сомнения, то уже через пару столетий ты станешь искренне предан ей. Поверь нам, ты спаситетель. Ты избавляешь этот мир от самой скверной скверны, познавшую этим миром. Другие мои друзья будут всячески способствовать этому, направляя других избранных по тем колеям истории, которые максимально скоратят твой путь и укрепят твою уверенность в благости нашего общего дела". И действительно, уже после первых гонений, войн и болезней, Брат Зёрен укрепился  правдености своей миссии. Сейчас же после третей мировой войны и добираясь до самых отдалённых общин выживших, он не преращая дивился, какое огромное эстетическое удовольствие доставляет ему обезлюдевшая за ним земля. Будто пытаешься смыть грязь со стекла, с каждым новым ополаскиванием мир за окном приобретал всё больше красок и становился ярче, чище и здоровее.
По сведениям Его эта была самая последняя община на планете. Его долгое путешествие приближалось к своему концу. Еще две проповеди и ОН покажет ему результаты его тысячелетней войны с человечеством. Его проповеди были самой главной частью плана. Они высвобождали душевный подъём, энтузиазм и воодушевление. И все эти эмоции нежной мягкой волной смывали нанесенную людьми на песок их грязную историю обратно в море.
Щелк!
ОН очнувшись от невероятного грохота и тошнотворного запаха столь мимишных мыслей, резко отключил мыслепоток Брата Зёрена с трудом сдерживаясь, чтобы его не вывернуло. "Какая всё таки примитивная форма жизни. И насколько же ей лёгко управлять с помощью еще более примтивного чувства собственной значимости. Особенно даже не усердствуя, легко и непринужденной ОН и его коллеги по колонизации очистили эту планету, даже не нарушая основной галактический закон об неиспользования современных технологий, а оставив самим аборигинам прерогативу собственного исчезновения. Редко какой цивилизации предоставлялась такая быстрая и чистая возможность получить вполне приличный кусочек вселенной для новой колонизации. Скорее всего им возможно даже перепадёт премия за самую быструю и красивую колонизацию, которая уже последние несколько миллионов световых лет никому не доставалась. Последними её, насколько ОН мог вспомнить из программы своего первого образовательного цикла получили разумные кристаллы из сектора на краю за второй туманностью где три красных карлика замыкали цикл через 572 миллиарда световых лет. Кристалы просто сумели особым излучением отключить зачатки мыслительных процессов у зарождающейся сверхновой, остановили тем самым переход в другое состояние, а потом развили небесное тело до состояния, приятного и комфортного для их существования. Красота их действа даже без уничтожения разума настолько поразила остальных, что они присудили им премию безоговорочно, и она принадлежала кристаллам почти до того момента, когда они в силу потери смысла существования не решили покинуть эту вселенную, схлопнувшись в подпространство. ОН и его коллеги вполне её заслужат и, возможно даже перенесут с собой в какой-нибудь другой мир, которым они займутся после этого. ОНИ питались мирами и в этом были уникальны и неповторимы и вызывали уважение других цивилизаций. Ведь ОНИ были, пожалуй единственной цивилизацией, активно исследовавшие эту вселенную. Остальные были погружены в личные вселенный или же сосредотачивались на эстетическом, нематериальном мире.
ОН временно отключился от сознания Брата Зёрена, вылез из кресла и направился к центральному компьютеру, мысленно запуская программу вывода экипажа, точнее зародышей экипажа, из состояния анабиоза. По дороге он отключил сон других коллег по насильственному терраформированию, работавших с другими носителями и ушедших в глубокий сон, сразу после выполнения их миссии. В галактике их нежно называли "наши паразиты", выискав пордобное слово и в их родном языке. Во многом они были правы, их родная планета выростила из них паразитов и они продолжали паразитировать во вселенной. И Вот теперь они довели паразитизм до совершенства. А через два дня они смогут занова начать паразитировать на новом месте.
Последняя служба, казалось, довела всех до иступления. Прихожане под истерико-надрывные вопли катались по полу, визжали, выли, издавали звуки доходящие ультразвукового диапазона. Когда Брат Зёрен достал бутылочку с таблетками  и начал последнее причастие, их гибкие тонкие щупальца тянулись вслед за ним опутывая таблетки как водоросли и з отправляя их в отверстие поглощения пищи. Через какую то четверть цикла Брат Зёрен с удовлетворением осмотрел растворяющиеся в воздухе тела, радостно взмахнул сутаной над исчезающими силуетами, проглотил сразу горсть оставшихся таблеток и возопил ""Аллилуя, хвала и велик ОН!. Я иду к ТЕБЕ!"
"Иди, иди!"-сказал ОН и резко ткнул в экран управления. Космический корабль с колонизаторами вышел из преломленного пространства. И на корабле ярко засияла под лучами их нового солнца название их корабля и миссии: "Земной мир" .
ОН вытянулся перед огромным экраном с сияющей на ней чистой планетой и гордо прошептал, как тогда двадцать два века назад Брату Зёрену: "Ми пришли к Вам с миром. С нашим земным миром" Слеза от располнявших его чувств гордости за родную, уже миллионнопятую планету стекла по его щеке и упала, разбившись о священное писание их мира "Триста семьдясят два миллиона сто пятьдесят тысяч семьсот семьдесят семь планет нашей вселенной, достойных терроформирования".