Не то, чем кажется (51) https://spacetime.livejournal.com/374760.html#t2769384

Расскажу ка я про мой второй, самый любимый город. Расскажу ка я про тот Берлин, которым он кажется приезжим, о Берлине - некрасивой старухе-вдове. И о том, которым он является тем, кто в нём живёт и любит его - о Берлине - веселом подростке.
С 1997 года, по личным обстоятельствам я регулярно приезжал в Берлин, почти каждые вторые выходные. Возможно, мои приезды и стали фазой первичной влюблённости, а, возможно, Берлин сначала присматривался ко мне, а потом решил: „Да!  Давай дружить!» В общем, потихоньку, постепенно, но объятия его становились всё крепче, а привязанность к нему сильнее. Самое интересное, что с другим городом, где я до этого уже 5 лет жил, мои отношения начали распадаться и становиться холоднее, правда огромной и светлой любви с ним и до этого не случилось. Старые друзья потихоньку уезжали из него кто - куда, новые не заводились, на работе перспективы становились всё призрачнее, а кандидатская спряталась глубоко на жёстком диске, в папке, которую, если не включить поисковик, то и не найдёшь. Поэтому, когда в один прекрасный день мне сообщили, что через три месяца у меня закончится финансирование, а потом несколько месяцев придётся жить за накопленное пока, возможно, не появится другое, я решил, что это более чем неоднозначный знак - сматывать удочки и паковать вещи. Как раз к моменту моего решения переехать, в Германии приняли многострадальный закон, который правдами-неправдами в урезанном варианте всё-таки согласовали, хоть я и не надеялся на это.  Этот закон чрезвычайно упростил моё пребывание в ней. Кроме того, в квартире, куда я хотел въехать, освободилась комната. В общем, обстоятельства складывались, почти как в сказке, более чем благоприятные. И уже в начале сентября 2001 года я распаковывал коробки в тогда ещё совсем не трендовом, но очень альтернативном и невероятно молодом районе Берлина-Пренцлауэрберг. Нужно отметить, что, по совершенно непонятной мне причине, бывшие власти ГДР почти не инвестировали в восстановление старой часть своей столицы, и старые районы Берлина часто выглядели так, как будто вторая мировая закончилась буквально вчера. Никогда не забуду, как ужасно выглядели дома в старых районах-отвалившаяся штукатурка, балконы, на которые страшно было выходить, не покидало ощущение, что он сейчас рухнет, и фасады, фасады, изрешечённые пулями и снарядами. И всё вокруг серое, чёрное. Зимой запах горящего угля. Да-да в стране развитого социализма, даже панельные "хрущёвки" вне столицы, топили углём. У меня в квартире тоже было две шикарных кафельных печки и, оставшийся после покупки электрического нагревателя, железный угольный котёл, который слегка подтапливался зимой на ночь, чтобы с утра не умываться в холодной ванной комнате. Кстати, в старых районах (сам видел!) туалет иногда находился между этажами. Если подобное называть комфортом, то крайне минималистичным, почти как в пионерлагерях. Не удивительно, что большинство граждан ГДР хотели жить в безликих новостройках, где хотя бы было центральное отопление и прочие радости быта. То есть я познакомился с Берлином, когда его лицо было ещё плотно усыпано подростковыми прыщами и мало что указывало, что гадкий утёнок трансформируется в прекрасного лебедя. Это сейчас Пренцлауерберг стал одним из самых дорогих районов.
Гости Берлина тогда, как правило, прибывали на ЖД-вокзал Зоологический сад с запада, и на вокзал Берлин-Лихтенберг на востоке. Их соединяла центральная линия городской электрички, которая проходила через все основные туристические районы Берлина, где находились более ли менее известные достопримечательности. Итак, с запада на восток: Тииргартен-огромнейший парк, бывший ранее королевским охотничьим заповедником; Потсдамская площадь, на тот момент превратившаяся из пустыря с огромными котлованами воды на месте, где много лет спустя возникнет многоэтажный над- и подземный центральный ЖД вокзал, а таким себе Манхэттеном с небоскрёбами разной формы; далее следовал Хакишэ маркт, где днём и ночью бурлит жизнь, где блистает золотым куполом новая синагога, и где дворы украшены разноцветными фонариками, а когда их проходишь насквозь, заглядывая в разные маленькие бутики, оказываешься на другой улице, где воробьи, не боясь прыгают по кофейному столику перед твоим куском пирога, хитро склонив голову, а потом выхватывают крошки чуть ли прямо не из ложки; на подъезде к Фридрихштрассе справа остаётся Рейхстаг с Бранденбургскими воротами, а слева виднеется Фридрихштадтпаласт, известный в СССР кучерявыми танцорами с волосатой грудью и в обтягивающих рейтузах и развеселыми танцовщицами в откровенных ярких нарядах; а далее - так называемый самый туристический район Берлина-Александрплатц с телевышкой, построенной атеистами, которые невольно спроектировали её так, что солнце на стеклянном шаре всегда отражается в виде креста, -это до сих пор вызывает улыбку у жителей неатеистичного западного Берлина. Выйдя на Александрплатц, рядовой турист, если ему не надо подниматься на башню, откуда действительно открывается великолепный вид, то он идёт к Красной Ратуше, за которой жмётся к реке Шпрее Николаевский квартал, на удивление удачно вновь созданный социалистическими архитекторами. Там находится самая старая церковь в городе. Потом поворачивает направо к величественному протестантскому главному собору на музейном острове и, следуя дальше по Унтердэнлинден, оставляя слева и справа бесконечные туристические достопримечательности упирается, наконец-то, в долгожданные Бранденбургские ворота, фото на фоне которых является таким же доказательством пребывания в городе, как фото с башней Эйфеля в Париже. Но это всё же тот Берлин, который знаком всем, кто в нём побывал. Это маска города - дань, которой он неохотно откупается от назойливых туристов. Маска глупого подростка, который за свою недолгую жизнь успел серьёзно набедокурить и пытается свой хулиганский, растрёпанный вид спрятать под аккуратным плащом остатков былой королевской роскоши. Турист, побывавший в Берлине, как правило, говорит, что, мол, да, милый город, полон жизни, но много некрасивого, много скучного, однообразного и, даже, уродливого.
 Я читаю иногда одного блогера, приехавшего с дальнего севера и живущего в Берлине уже порядка десяти лет. У него такое себе хобби, он описывает разные картинки из жизни Берлина, пресыщенные различным негативом. У него интересный стиль, немного корявый и хаотичный, но читабельный. Каждый раз, когда я его читаю, не устаю удивляться тому, как он ухитряется увидеть в Берлине столько плохого, и насколько увиденное им не совпадает с тем, что вижу я. Я сравниваю Берлин с подростком. И, мне кажется, он и является таковым. Если Берлин кого-то невзлюбил, он будет изо всех сил стараться насолить этому человеку - если нелюбовь, то яркая, мощная, возможно, даже гипертрофированная. Такой человек никогда не будет тут счастливым. Он никогда не узнает Берлин - задиристый и дружелюбный. Берлин, который может нахамить, но в конце концов сгладит все нелицеприятное шуткой или внезапным подарком. Он никогда не сможет по-настоящему удивиться, когда какой-то неизвестный район, где никогда не бывал, окажется прекрасным, неповторимым городом в городе. А в Берлине почти каждый район, да даже микрорайон или улица имеет свою собственную историю. Берлин, где, когда наскучат давно известные места, достаточно купить билет на прогулочный катер и посмотреть на город совсем с другой стороны. А в конце поездки, зайти в какой-то малоприметный бар и попасть в компанию, которая после нескольких бокалов пива вдруг становится близкой, и с  тобой буквально после пары ничего не значащих фраз, заводят диалог о бесконечности вселенной.
Поэтому, если Вы приедете в Берлин, сфотографируйтесь на фоне Бранденбургских ворот, а потом сядьте на метро и съездите в тот же Пренцлауерберг и погуляйте там. Или в любой другой район. Но погуляйте днём, а потом загляните туда же вечером, и тогда Берлин, возможно, поделится с Вами своими секретами или выкинет что-то тинэйджеровское-шокирующее и непредсказуемое. Берлин-город ой с какими заскоками.

Ералаш

-Так кто ж ты наконец?!-Малыш забился в уголок, скрепко прижимая к себе колени, обхватив их руками. Глаза его блестели от стекавших непрерывным потоком слез, но голос, несмотря на тихую, едва слышную дробь стучащих от невыносимого страха молочных зубов, звучал довольно твёрдо. Под кроватью послышался резкий, неприятный скрежет, будто по свежевымотыму стеклу провели бруском из пенопласта, что-то зашевилилось в непроглядной темноте и из неё появилась тонкая как цыплячья лапка, но во много раз больше по размерам рука, покрытая жёсткими, чёрными волосами. Когтистый палец был выпрямлен, словно нацелившись прямо на малыша.

-Я часть ТОЙ силы!-Голос, казалось, был свит из множества отдельных, звучавших в унисон. Лапакачнулась в сторону и вновь исчезла в черноте под кроватью.

Малыш в ужасе зажмурился, но тут же открыл глаза, от страха расширившиеся до невероятных размеров.

-Кккакой силы?-Еле слышно прошептал он.

-ТОЙ!-Прогрохотал безумный хор в ответ.-ТОЙ СИЛЫ!-В шкафу зазвенело стекло, а за окном вдруг умолкла воющая собака. Казалось, владелец когтистой лапы под кроватью начинал злиться.

Collapse )

Лирически-поэтичное

-Вот и сказке конец, а кто слушал молодец.-Мама захлопнула книжку, пригладила челку в сторону и поцеловала в лобик.-Спокойной ночи, мой сладкий.

Малыш сонным взглядом посмотрел на маму:

-Мама, а правда, что чудовищ не бывает?-Его голос дрожал и в уголке глаза начала скапливаться непрошенная влага.

Мама погладила его по головке еще раз, наклонилась к нему, поцеловала еще раз в лобик и тихо прошептала на ушко:

-Ещё как бывают! Вот только в это время года у них совсем другая диета. Спи, мой милый.

Она легко встала, вышла за дверь и тихо прикрыла её за собой. От долгого чтения в горле слегка першило. На кухне она взяла стакан и выпила воды из под крана. За окном ухала сова и виднелись последние красные лучи заходящего солнца. У кормушки вились летучие мыши. Где внизу в лесополосе у дороги рылись в мусоре вервольфы, громко рыча и фыркая, выхватывая остатки чужих обедов друг у друга из пасти. А на столе уже стояло украшенное овощами блюдо, как раз размером с малыша.


Как мы играем (50) https://spacetime.livejournal.com/374333.html

Моя самая любимая и увлекательная игра-теории заговоров. Она  прекрасно вписывается в мою безграничную, устоявшуюся веру в инопланетян  и рептилоидов, которые невидимыми ниточками дергают союз трёхсот,  который в свою очередь изобретательными, многоходовыми комбинациями  играют на понижении цен на золото и создают очаги нестабильности.

Любая  теория заговора-это наилучшая попытка рационально описать наш очень  нерациональный мир, доводя логичность любого действия влиянием извне. Мы  же такие совершенные существа и, поэтому не способны на совершение  глупостей. А глупости за нас совершают ОНИ.

Кстати об  эльфах.По сути своей, написаное Толкиеном ничто иное как обычное  пописание теории заговора эльфов против другого мира. Так как молчаливо  уйти в небытие, пресытевшись новыми молодыми расами было не в их  возвышенно-изощренном стиле, они придумали какие-то кольца, которые и  вызвали к жизни изощренную игру, описанную автором. Мир  Средиземья-игровая доска эльфов, а хоббиты-пешки, а Фродо дошёл до её  конца и превратился в ферзя. И главное колечко настолько продуманно  переходило из нужных рук в нужные руки, что остаётся только аплодировать  искусству эльфов в создании многоступенчатых и многомерных комбинаций,  итогом которых, а точнее логическим заключением была победа-шах и мат.  Ну и чёрные, конечно же проиграли. А Белый Гендальф-нет.

Чем закончатся игры инопланетных рептилоидов с нами? Думаю скоро узнаем. Всё указывает на то, что приближается развязка.
 

Из-за переизбытка эмоций у меня резко подскочила температура до недопустимых 30 градусов. Пойду приму ледяной душ.

И, если интересно, истерический крик души про игры в войну https://es999.livejournal.com/29395.html

(no subject)

Ветер сдувает пивную пену, вздымая локоны вверх, обрушивая тяжелые ветви голых деревьев. Зонтики выгибаются на пределе изгиба спиц. Мокрые болонки жмутся дрожа к ногам, облаченным в серые пальто дам. Перекатывается на глаза дворнику не пропавшая жёхлая листва. А ветер воет, надрывно жестью крыши стуча. И гонит волны по дрожащей в внезапном окоченении глади воды, накрывая выныривающих уток опять с головой. А белый лебедь, свернувшись ладьей дремлет, раскачиваясь на волнах, игнорируя хлеб дам, спрятавших ноги в болонках дрожащих. А вдалеке неистово рычит самолёт пробивая в стене ветра путь в небо, туда где светит солнце.

(no subject)

И немного о грустном.

К сожалению, мы живём во времена, когда именно через чёрный ход человеческой души, через самый её незаметный лаз пробираются на самую вершину Олимпа власти самая что ни на есть мерзкая человеческая серость, на которую в обычной жизни никто никогда не обратил бы внимания,а просто прошёл мимо даже не бросив взгляд в её-его сторону.

Чингизид как раз недавно писал про медсестру Рэтчед из "Полёт над гнездом кукушки". Так вот самое опастное, что подобные рэтчед именно и только через чёрный ход втискиваются туда, где они обретают власть над людьми, над людьми ярких красок, и получают силу превратить яркие краски в монохромные тени. А со временем и их чёрный ход начинают называть Парадным. И не по наитию, а из страха получить колпак с электрошоком

Черный ход (49) https://spacetime.livejournal.com/374063.html

На эмоциональном уровне отношение у меня к чёрным ходам очень неоднозначное. С одной стороны чёрные хода это, как бы, что-то такое темное, сырое и неприличное. Это как "занести откат/взятку с чёрного хода". Или "Ага, прислуга значит? Ну тогда вам через чёрный ход". А, возможно, и "а через чёрный ход шныряли люди странные, подозрительные, глаза свои за воротником пальто и под козырьком кепки скрывающие". Ну и личного опыта у меня с чёрными ходами в общем-то и нет никакого. Разве что в старой квартире на Карл-Маркс-Штрассе на кухне был дверной пролёт, возможно и бывший когда-то чёрным ходом или просто вторым входом, а, может, был выходом, а другая дверь-входом, но на тот момент, когда я там жил, он был уже давно превращен в книжный шкаф, и я заполнял его кулинарными талмудами и непонятными изделиями из керамики.

Collapse )

Как у меня это было впервые (47) https://spacetime.livejournal.com/373517.html#t2647821

В общем-то я, судя по отзывам людей, меня окружающих, довольно таки пошлый чел. Правда, как мне кажется, вот эти вот те, кто обо мне так думают, не вкладывают негативный смысл в это понятие. По крайней мере, они характеризуют эту мою особенность к такой себе эксцентричности. Будто я вот именно таким образом перед другими выделываюсь, пытаюсь привлечь к себе внимание, размахиваю руками и запускаю разноцветные шары. Некоторые проделывают это иначе, по другому, а я таким вот способом. Но, попрошу заметить, в похабщине уличен не был. Думаю этот мой вариант пошлости связан лишь с тем, что у меня очень спокойное отношение к этому. Связано это с тем, что у меня в семье не было советского ханжества и об этом говорили вполне спокойно. А к 14 годам разные книжки и самиздат, хотя бы частично затрагивавший эту тему, а их тогда было совсем мало, начали появляться дома на разных видных местах. Тогда же мне и сообщили где в шкафу лежат средства защиты от разных неприятностей, связанных с этим. Поэтому первым моим спонтанным желанием было воспринять тему "Как у меня это было впервые" вполне прямолинейно и броситься в пучину описания первых эротических опытов, обильно сдабривая текст довольно ограниченным числом эпитетов, которыми замусорены разного рода и качества тексты в интернете или же так называемые "женские романы". Но внутренний скептик оддёрнул меня, давая понять, что ну недотягиваю я ни до Эммануэль, ни до Жида и очередной "Пансионат любви" и/или "Баню" мне не написать. Да и, судя по текстам сорока шести тем в этом сообществе подобные опусы тут мало кому интересны. Итак, поблагодарив внутреннего скептика, и пропустив все возможные сроки, я внезапно лицом к лицу столкнулся с пониманием, какое это было моим первым разом, причём стало занимать в моей жизни куда более важное место чем регулярные занятия другим этим. Уж, по крайней мере, на то это, я потратил и трачу и, буду надеяться, буду продолжать тратить много много времени.

Collapse )

Как меня приняли за другого человека (48) https://spacetime.livejournal.com/373940.html#t2645940

Почему-то тема как-то буксует у меня. Вроде бы и идеи есть, но абсолютно нет никакого вдохновения. Возможно до сих пор сказывается новогодний оливье, ведь прошлая тема, тоже вполне дающая волю воображению, как-то не пошла. Мне кажется, что, наверное, неплохо было бы на все эти новостарообрядные праздники всё таки делать перерывчик 3-4 недели. Возможно, имело бы смысл, если бы тему для подобной долгоиграющей эстафеты брали какую-то пообъёмней.

Забавно, но лишь начал сюда писать, как вспомнилась забавная история как раз по теме.

Итак придурковатые 80ые. Точнее их середина. Именно придурковатые, иначе это абсолютно пустое, лишённое нормальности время и не назовешь. Лживые речи по телевизору, в школе и на уроках и на дурацких комсомольских собраниях, запреты на косметику и прически у девушек и джинс в пионерлагере. Чернобыльская стерильность улиц. Один эвакуационный срок в пионерлагере в 45 дней от зари до зари, без информации, раз в неделю письмо от бабушки, что в Киеве ещё все живы. И уборка чернобыльской листвы в городских парках осенью. "Вы её в мешки складывайте. Её в могильник отвезут". "Мастера и Маргариту" уже официально можно читать и обсуждать, а через год её ксерокопию получилось заменить на полноценную книжку. "Гнилое нутро" -за заявленное "Мы в Афганистане оккупанты". Но при этом и у стара и у млада лишь одна мечта- из прогнившего совка хоть куда-нибудь "свалить". И шёпот на уроках, глядя на портрет над школьной доской:" А лысый дурак смотрит лукаво с прищуром и глаза такие добрые-добрые", всегда заканчивавшийся громким смехом и непонимающим взглядом учителя. В общем жуткое, неправильное и лживое время. Но тогда с ложью уже можно было бороться, не боясь за последствия и боролись, и побеждали. А победить ложь легче всего, если превратить её в фарс.
Тем ни менее, хоть и не вспоминаю школьные времена с неподдельным воодушевлением и радостью, жилось мне вполне вольготно. Книжки почти не переводились. Комсомольский значок грудь не жег. "А расскажи ка нам об орденах Комсомола. Сколько их было?" "Ну шесть или семь, точно не помню, но все получены абсолютно заслужненно...Я надеюсь..." "Ха-ха-ха. Ды ты шутник. Комсомолу нужны веселые парни. Принят!" Да и взносы в 2 копейки не разоряли. Гормоны голос настроили по правильному камертону уже не подростка, а молодого человека и бурлили уже вполне сносно, подготавливаясь к скорейшему, через пару лет неуёмному кипению с регулярными гейзерными выбросами. Кстати для законченности картины стоит также отдельно отметить, что мой намного старший брат закончил ту же школу, в которой все десять лет и я отучился. Многие учителя, прививашие моему намного стмршему брату любовь к Родине в красных цветах, возможно из-за преклонного возраста или же по собственной лени с самого первого моего класса упорно называли меня именем моего брата. Я долгое время пытался этому сопротивляться, но в конечном итоге смирился и перестал обращать внимание.
Итак, классическая картина 80-ых. Вечер перед теликом 50 сантиметров по диагонали, крепко сбитый из плотных досок, с блеклыми цветами, неподъёмной глыбой стоит на румынской тумбочке из полированного дерева с четырьмя каналами и ручкой которой лучше щелкать по часовой стрелке, так как против может и сломаться. На стене красный ковер, на полу бежевый. Намного старший брат где-то гуляет. Родители возлегают на диване под клетчатым шерстяным пледом. Бормотание телевизора не отвлекает от чтения книжки. Вдруг социалистический счастливый вечер разрывает громкий телефонный звонок. Я поднимаю трубку, одновременно вытягивая вечно скручивающийся провод от телефона к трубке. Так как тогда телефоны были не у всех и даже в почти двух с половиной миллионном городе были только шестизначные номера, что уже итак говорит о многом, звонившие никогда не представлялись. Считалось логичным, что тот, кто уж имеет телефон и знает чей-то номер, уж точно не попадёт куда-то не туда. И тут происходит следующее:
-Здравствуй С.
-Здравствуйте, но я не С.. Я-Ж. А С. сейчас нет дома.
-С., это совсем не смешно. Всё намного серъёзней! Ты даже себе представить не можешь насколько! Знаешь почему я звоню?
-Хоть я и не С., но не откажусь узнать. Надеюсь не пятый энергоблок?
-Прекрати свои глупые шутки! Всё очень серьёзно! И мне совсем не до смеху! Понимаешь... У меня задержка уже три недели.
Вот тут я поперхнулся. Скажем так, я уже был прекрасно осведомлён о всех вариантах межчеловеческих отношений, включая интимные. Поэтому терминология была мне не чужда и я отлично отдавал себе отчёт о чём идёт речь. И хоть на тот момент я был на триста, а то и на миллион процентов уверен, что я тут был совершенно ни при чём, причём на тот момент я вообще  во всех подобных ситуациях мог быть только ни при чём, ситация показалась мне крайне комичной своей гротескностью. Не думаю, что она показалась бы таковой моему брату. Но его не было дома, а мне захотелось продолжить подигрывать собеседнице. Тем более что к тому моменту у меня уже появились чрезвычайно заинтересованные зрители на диване.
-Ну чтож. - Спокойным и наигранно радостным тоном, насколько это было только возможно, сказал я.-Тогда...Ну тогда надо рожать!
Возможно на другой стороне телефона поперхнулись, я этого не смог расслышать, но воцарилась долгая пауза. Родители приподнялись на диване и в ужасе смотрели на меня. Я посмотрел им в ответ, успокаивающе улыбаясь. Через какое-то время голос в замешательстве тихо произнёс:
-Ты....ты что не против?
Интонация и тембр говорили о том, что моя реакция, точнее подобный вариант ответа стал полной неожиданностью.
-Ну, будучи, по Вашему утверждению С., я не могу быть против. Ведь Вы знаете, что дети-цветы жизни.......
Потом я произнёс монолог , который дословно не помню, но он являл собой гремучую смесь партийных речей и плакатных девизов из уголка Агитатора. Бледный цвет лица стал спадать с лица родителей, а широко раскрытые глаза возвращались в привычное состояние. Похоже и у них первичный шок прошёл.
Не дослушав меня и не уяснив до конца какое счастье партии и правительству может она доставить девушка бросила трубку.
Папа сказал, что я молодец, потому что неожиданно отреагировал. И теперь, если это блеф, то второй раз не позвонят. Мама неодобрительно покачала головой, наверняка подумав, что мужики все одинаковые. А я подумал, что какой я теперь взрослый, а потом конечно стало неприятно, что я, возможно, брата поставил в неудобную ситуацию. Но, как оказалось потом, ничего серьёзного не было. И девушка та была "очень случайная знакомая". И с "задержкой" звонила она всем, кто с ней был знаком. Мужского роду конечно.

Возможно немного секситски. Парни поймут. Девушек прошу не обижаться.